пятница, 5 ноября 2010 г.

Визави с Владом Зерницким (часть третья)

Р.У.: Из интернета, я знаю, что продолжаются баталии вокруг шансона, так как ваши песни называют русским шансоном в Израиле.


В.З.: Честно говоря, я много лет безуспешно дистанцируюсь от определения, что я шансонье и пою израильский шансон. Но для того, чтобы мои песни звучали в России, мне пришлось их определить по формату - русский шансон. Сейчас я отношусь к этому совершенно спокойно.

Р.У.:И все же, к какому жанру вы относите свои песни как композитор и исполнитель?

В.З.: Я бы их определил как бытовые песни. В них я пою о вещах повседневных, которые обсуждаются на кухне, в семье или среди друзей. У меня очень мало романтических песен. Мне интереснее написать про «Пашку» или «Четыре страницы», или про Новый год, как я сижу в аэропорту, или про сотовый телефон, чем, например, «ты без меня, или я без тебя»,…хотя это наверно не совсем правильно потому, что люди хотят и любят слушать про любовь.

Р.У.: А как насчет бардовской, или авторской песни?

В.З.: Я не бард. А насчет авторской песни могу сказать, что я действительно автор-исполнитель. Что касается городского романса, это очень утонченно. Я туда не попадаю.

Р.У.: Хотелось бы узнать, какие чувства вы испытываете во время и после концерта: возбуждение, эмоциональный подъем, творческую усталость или…?

В.З.: У меня их целая палитра. Например, когда я исполняю песню «Пашка» в горле стоит ком. Хотите верьте, хотите нет, но я сразу вспоминаю своих однокашников, которые попали в Афганистан. Вспоминаю израильских солдат. Чувствую, как мой настрой перемещается в зал, вижу реакцию зала, как люди плачут, и это еще больше усиливает мои эмоции и ощущения. Никогда не пел песню просто наизусть. Начинается концерт. В первые пять минут определяю, что будет дальше в течение полутора часов. Начав петь, отдаю свою энергию залу и получаю из зала огромный энергетический заряд. Но иногда чувствую, что слева от меня сидит человек от которого идет сплошной негатив. И это мне мешает. А бывает наоборот. А вообще, когда нет взаимосвязи с залом – любой концерт обречен. Поэтому очень важно выстроить программу, очень важно соединить песню с разговорным жанром, смешными рассказами и анекдотами.
А что касается усталости, то она приходит гораздо позже. После концерта я возбужден. Мне нужно понять, что было и как было. Естественно, подходят люди. Усталости нет, а есть радость. Вот после того, как все разошлись, чувствуешь усталость, но это приятная усталость от которой я никогда бы не отказался.

Р.У.: Ваша самая любимая песня.

В.З.: Самая любимая песня – это новая песня, над которой работаю, так как я ношусь с ней как с ребенком. Вот сейчас мы пишем песню в течение двух месяцев. Ее название– «Визитная карточка». Музыку и слова к этой песне написал я сам. Работаем с моим аранжировщиком Сашей Голдом. Это песня можно сказать обо мне и о моем поколении, и состоит из трех частей: про мальчика, парня и мужчину.

Р.У.: Если вы представите себе масштаб пройденного творческого пути, а впереди вас ждут новые проекты и новые высоты - вас это не пугает?

В.З.: Наоборот. Я спешу сделать все по максимуму. Я думаю, что те годы были только стартом. Надеюсь, что сейчас, в самые классные годы, будет много новых проектов. И это не то, что не пугает, наоборот, я чувствую голод творчества. Самое главное, чтобы здоровье было.

Р.У.: Наверное, нужно было затратить много творческой энергии, чтобы получилось то, что вы задумали?

В.З.: Более того! Я думаю, что все эти годы были потрачены не зря. Наверно, можно было укоротить количество лет, чтобы придти к этому успеху, но тогда нужно было ходить «по трупам», а это не в моих правилах. Мне гораздо спокойнее достичь чего-то и знать, что я никому не разрушил карьеру. Поэтому я затратил много энергии как физической, так и духовной, чтобы достичь того, что я достиг сегодня, и понимаю, что впереди будет затрачено гораздо больше энергии.

Р.У.: Опишите ваш повседневный рабочий день.

В.З.: Мой повседневный рабочий день больше походит на день директора «Первого радио», а не артиста. Поэтому у меня не нормированный день. График плотный: встречи, студия, озвучки, реклама, съемки.

Р.У.: Когда вы успеваете писать свои песни?

В.З.: Мой рабочий день продолжается в машине. Там у меня всегда лежит бумага и ручка. Пришла мысль. Остановился. Записал и поехал дальше. Поэтому пишу отрывками. У меня нет определенного дня, когда я сажусь и пишу. Радио отнимает много времени, но это мне нравится. Когда концерт должен состояться в Эйлате, лечу туда. Если в Ашдоде, еду туда. Порой бывает тяжело. Приезжаешь домой никакой. Но это обалденно-интересная работа. И мне нравится.

Р.У.: Вам постоянно приходится жить и работать в определенном режиме. Никогда не хотелось выключить телефоны, чтобы побыть одному, или в обществе своих близких?

В.З.: Я выключаю телефоны в пятницу в два часа дня. А включаю утром в воскресенье, когда сажусь в машину и еду на работу. В субботу, я соблюдаю покой своей семьи.

Р.У.: Расскажите о рабочих отношениях в коллективе Первого радио?

В.З.: Отношения здоровые. Когда рядом с тобой работают звезды и известные люди, которых все знают, действительно, бывает непросто. Но я прекрасно сознаю, что у каждого из них своя жизнь, свои проблемы, и я с этим считаюсь. В конце дня благодарю за проделанную работу.

Р.У.: В одном из интервью вы назвали одним из хобби – модную и красивую обувь. Вы просто скупаете все, что понравилось?

В.З.: Вообще я очень люблю шопинг и получаю от этого удовольствие. Люблю и умею покупать подарки жене, которые ей всегда нравятся. Я люблю обувь, люблю, чтобы руки и ноги были в порядке. Все, что я покупаю, ношу, а не коллекционирую.

Р.У.: Я знаю, что вы со своей женой живете уже много лет. Не изменилось ли ваше отношение к ней?

В.З.: Если бы мне нужно было сделать выбор, я бы женился только на ней. И без всяких вариантов. Скажу больше: благодаря моей жене я стал тем, кем я сегодня являюсь. Я с ней во всем советуюсь и с удовольствием исполняю ее желания. Например, если она хочет куда-то ехать, а мне не хочется, то я еду и делаю все так, чтобы ей было приятно и комфортно. Если она довольна, то я тоже доволен. Я понимаю, что определенную часть своей жизни она приносит в жертву моей. А мы уже живем с ней двадцать шесть лет. Мое счастье в том, что она умная женщина, и я только недавно понял, что всем руководит в доме она. И это правильно! Я с этим согласен. У меня нет какого-то внутреннего протеста по этому поводу. Мне нравится все, что она думает, а ей нравится, то о чем думаю я. И наоборот. Ей нравятся мои идеи. Хотя иногда каждый из нас думает по своему, но мы очень быстро находим общую точку зрения. То есть мы умеем уступать оба, хотя я Овен и достаточно противный Овен.. Наш роман начался с семидесятых годов, но мы не надоели друг другу. Буквально вчера я подумал, как хороша фраза: «надо выйти за лейтенанта, чтобы потом он стал генералом». Так и в ее случае - она вышла за лейтенанта.

Р.У.: Разрешите задать вам вопрос, если не захотите ответить, так тому и быть. Вы с женой молодые еще люди, у вас взрослая дочь. Как вы относитесь к тому, чтобы в вашей семье родился ребеночек?

В.З.: Я с удовольствием отвечу. На самом деле мы подумываем, что неплохо бы иметь еще одного ребенка, так как знаем, что еще не поздно. Когда я родился, моему папе было пятьдесят шесть лет, и я так понимаю, что у меня все еще впереди. Так как у меня взрослая дочь, то я готов стать дедушкой и одновременно папой. И жена со мной согласна. Из-за моей творческой карьеры дети отошли в сторону. Если это случится, то я буду очень рад.

Р.У.: И последний вопрос. Как вы относитесь к красивым женщинам? Будем считать, что отказ или ответ «нет» - тоже ответ.

В.З.: Я благоговею перед женщинами и женской красотой. Но это вовсе не означает, что мне нравятся только молодые и длинноногие девушки. Есть у меня такое понятие как особый шарм… Женщина может быть не очень красива, но ты хочешь с ней заговорить, и можно себе позволить легкий флирт, чтобы выразить ей свое восхищение и сделать комплимент. И это нормально, так как я здоровый нормальный мужчина правильной ориентации.
Но есть и другой тип женщин, которые вызывают, мягко говоря, отрицательные эмоции, так как начинают меня преследовать. У меня есть свои приемы, чтобы с этим бороться. На самом деле я человек публичный и понимаю, что привлекаю внимание в том числе женское. Если ты к этому не готов, то артисту с этим трудно справляться...

Р.У.: Возможно вы хотите, что-то добавить к выше сказанному?

В.З.: Пожалуй, что да! Завтра я улечу на гастроли, и как это было всегда и везде с нетерпением буду ждать возвращения к родным и близким мне людям.

Р.У.: Благодарю Вас за то, что нашли время для интересной интервью-беседы со мной.

1 комментарий:

  1. Душевно вы пообщались...)предыдущие интервью в основном *технические*....а сие---прям тёплое!!!...v

    ОтветитьУдалить